Вакцина для России
О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

Добро пожаловать!

О предприятии

Новости

Продукция

Прайс-лист

Контакты

Вакцина для России

Недавно в Америке, Европе, Австралии и России были проведены клинические испытания экспериментальной иммунотерапии, подавляющей развитие меланомы и рака мочеиспускательных органов. Более того, в России уже разрешено клиническое применение этой методики, созданной под руководством директора Центра иммунотерапии рака и инфекционных заболеваний университета штата Коннектикут Прамода Шриваставы [Pramod Srivastava]. Он рассказал о ней Русской службе "Голоса Америки" в эксклюзивном интервью.

Алексей Левин: Профессор Шривастава, не могли бы Вы для начала объяснить, в чем состоят принципиальные особенности вашего подхода к лечению рака?

Прамод Шривастава.: Разумеется. Существует обширное семейство белков, которые защищают клетки от различных стрессовых воздействий. Это очень древние протеины, они есть и у бактерий, и у растений, и у животных. Естественно, они имеются и у человека. Интересно, что структуры этих белков, независимо от их происхождения, очень похожи. Это показывает, что природа изобрела их очень давно и настолько удачно, что стала применять в организмах самой разной степени сложности.

Случилось так, что эти вещества были открыты в процессе исследования реакции хромосом плодовых мушек на резкое повышение температуры, которое было выполнено в Италии в 1962 году. По этой причине их назвали белками теплового шока. Со временем было доказало, что они также нейтрализуют вредоносное воздействие не только перегрева, но и проникающей радиации, обезвоживания, кислородного голодания, химических ядов и других стресс-факторов.

Более того, они играют важнейшую роль и во многих внутриклеточных процессах, развивающихся при вполне нормальных обстоятельствах. Так что исторически закрепившееся название «белки теплового шока» описывает лишь одну из многих функций этих протеинов.

Но и это еще не все. Белки теплового шока действуют не только внутри клеток, но и в межклеточном пространстве. В этом качестве они участвуют в процессах иммунной защиты. Вот как это происходит. Допустим, у нас есть клетка, претерпевшая злокачественное перерождение или пораженная патогенным микробом. Такие клетки синтезируют специфические белки, которых нет у здоровых клеток. Фрагменты этих белков могут вызывать иммунную реакцию, то есть действовать в качестве антигенов.

Однако для этого они сначала должны попасть на поверхность специализированных иммунных клеток, которые распознают антигены и запускают последующие стадии иммунной защиты. Такие клетки называют антиген-репрезентирующими, к ним относятся макрофаги и дендритные клетки.

Много лет назад мне удалось выяснить, что процесс антигенной транспортировки осуществляется с помощью некоторых белков теплового шока. Их молекулы захватывают фрагменты белков, выделенных больными клетками, и транспортируют их к рецепторам макрофагов и дендритных клеток. А это означает, что с помощью белков теплового шока можно изготовлять вакцины, защищающие как от рака, так и от инфекционных заболеваний. В целом, в этом и состоит метод, разработанный в моей лаборатории.

А.Л.: Как он выглядит на практике?

Прамод Шривастава
П.Ш.: Допустим, мы имеем дело с раковым больным. Надо взять его опухолевую ткань, выделить из нее белки теплового шока вместе с прицепленными антигенами, и ввести их в организм того же самого пациента. Такая процедура вызывает сильный иммунный ответ, который при благоприятных условиях способен замедлить или даже подавить развитие болезни. Точно так же можно создавать вакцины, защищающие от бактериальных и вирусных инфекций.

А.Л.: Но сейчас Вы все же работаете с раком?

П.Ш.: Именно так. Пока что самые полные результаты были получены в клинических испытаниях иммунотерапии опухолей почек. Примерно треть участников, около двух тысяч человек, были жителями России. В 2000-2005 годах половина этих пациентов получила противораковые прививки в клиниках Москвы и Петербурга, остальные служили контрольной группой. Очевидно, что российские власти были полностью удовлетворены итогами этого эксперимента, поскольку они дали добро на применение нашей методики.

А.Л.: Каковы же эти итоги?

П.Ш.: И в России, и в других странах они выглядят одинаково. Вакцинацию проводили больным с хирургически удаленными опухолями почек. Хорошо известно, что после таких операций нередко возникают новые опухолевые очаги и болезнь все равно прогрессирует. Испытания показали, что наше лечение помогает тем пациентам, у которых были убраны опухоли, находящиеся в начальной и промежуточной стадии. Их клинические показатели были гораздо лучше показателей людей с таким же диагнозом, которым вместо вакцины вводили плацебо. Российское министерство здравоохранения одобрило применение нашей вакцины именно для таких больных.

А.Л.: Каким путем может житель России получить это лечение?

П.Ш.: Вот конкретный пример. Допустим, он приходит к своему доктору с жалобой на кровь в моче. Врач заказывает необходимые анализы, видит, что пациент страдает раком почек, и направляет его к хирургам. После операции удаленную опухоль посылают в Америку, где она становится сырьем для изготовления вакцины. Этим занимается биотехнологическая компания Antigenics, основанная с моим участием. Готовый препарат возвращают в клинику, где наблюдается больной. Вакцину в первый месяц вводят еженедельно, а потом раз в две недели. В этом и состоит наша иммунотерапия.

А.Л.: И во что она обходится?

П.Ш.: Честно говоря, точно не знаю. Думаю, что от 20 до 30 тысяч долларов.

А.Л.: Пока Вы говорили об опухолях почек. А как насчет других онкологических заболеваний?

П.Ш.: В принципе, иммунизация антигенами, сцепленными с белками теплового шока, может проводиться для защиты от любой формы рака. Но каждую такую вакцину надо отдельно проверить в трех сериях клинических испытаниях, а это требует времени. Пока мы имеем результаты только по меланоме и раку почек. Надеюсь, что со временем удастся создать вакцины против рака поджелудочной железы, легких, простаты и других органов.

А.Л.: Полагаю, что Вы и дальше собираетесь заниматься этими исследованиями ?

П.Ш.: Разумеется. Нашу методику предстоит совершенствовать и модернизировать, работы тут непочатый край. В заключение хочу отметить, что противоопухолевая иммунотерапия очень перспективна. Думаю, что в ближайшие 10-15 лет она сильно расширит возможности медицины в борьбе с онкологическими заболеваниями.






О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

  Последнее обновление 05.04.2013

Copyright © "Новости фармацевтики", 2001-2019. Все права защищены.