Национальную стратегию развития фарминдустрии в Новосибирске начали воплощать до публикации официального документа
О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

Добро пожаловать!

О предприятии

Новости

Продукция

Прайс-лист

Контакты

Национальную стратегию развития фарминдустрии в Новосибирске начали воплощать до публикации официального документа

О том, что в Новосибирске работает серьезная фармацевтическая компания, которая со временем может стать рыночном оператором национального масштаба, заявляли и полпред президента в СФО Анатолий Квашнин, и губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский, и мэр Новосибирска Владимир Городецкий. Речь шла о ЗАО "Сибирский центр фармакологии и биотехнологии".

Эта инновационная компания уже вывела на рынок тромбовазим - массовый тромболитик с характеристиками, на порядок лучшими, чем существующие иностранные препараты того же назначения. Фактически фирма довела до стадии промышленного производства разработки ученых Сибирского отделения РАН, используя в том числе и финансовые ресурсы учредителей.

По мнению маркетологов, тромбовазим имеет все шансы в короткий срок превратиться в фармацевтический бренд международного уровня. Представители компании отмечали, что тромбовазим - не единственный инновационный препарат, с которым они намерены выходить на фармацевтический рынок.

Более того, группой ООО "Саентифик Фьючер Менеджмент", в которую входит "Сибирский центр фармакологии и биотехнологии", предложена поддержанная властями региона и города стратегия создания в Новосибирске специализированного кластера - интегрированной системы исследовательских, производящих и сервисных компаний, ориентированных на создание передовых фармпрепаратов.

С начала текущего года активную деятельность по формированию в России системы обеспечения национальной лекарственной безопасности развернуло еще старое Министерство промышленности и энергетики РФ. И в конце апреля на круглом столе, организованном этим министерством, была впервые представлена концепция государственной стратегии развития фармацевтической промышленности в стране на период до 2020 года.

Базовым принципом, провозглашенным этим документом, должен стать перевод фарминдустрии на инновационную модель развития. То есть было предложено ориентировать национальные компании на выпуск современных препаратов российской разработки.

19 июня на совещании по вопросам развития фармацевтической промышленности и лекарственного обеспечения населения, которое в Курске провел премьер правительства РФ Владимир Путин, с докладом о мерах по развитию производства медицинских препаратов выступил Виктор Христенко – глава уже нового Министерства промышленности и торговли РФ, образованного из Минпромэнерго. Глава ведомства детализировал ряд положений стратегии.

2 июля Минпромторговли РФ провело еще один круглый стол, посвященный проблемам фармацевтической отрасли. На нем директор департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий министерства Сергей Цыб подчеркнул, что руководством страны формулируется задача по организации на территории России производства субстанций, необходимых для выпуска жизненно важных препаратов.

Как компания из Новосибирска оценивает те или иные положения концепции государственной стратегии развития фармацевтической промышленности, для РИА "Сибирь" согласился прокомментировать председатель совета директоров ООО "Саентифик Фьючер Менеджмент" Андрей Бекарев.

- Андрей Александрович, что в первую очередь для вас как уже известного в фарминдустрии предпринимателя интересно в опубликованной концепции стратегии?

- Самым важным здесь является сам факт подготовки такого документа. Государство формулирует видение будущего этой отрасли и определяет базовые цели и задачи для науки, бизнеса, власти.

- Какой конкретный тезис концепции, по вашему мнению, должен стать основополагающим?

- Безусловно, это перевод отрасли на инновационную модель развития. Сейчас модель фармацевтического рынка России – это упаковочная отрасль. Практически нет собственного производства оригинальных фармпрепаратов. Наиболее доступны в стране сейчас дженерики, то есть препараты, для которых закончился срок патентной защиты. Их очень много, представлены они под разными марками. Организация подобного рода производств у нас консервирует не лучшее состояние отрасли и ни к чему хорошему не приведет.

Инновационная модель развития – это создание именно оригинальных, собственных препаратов, которые будут находиться под патентной защитой. Дженерики будут только консервировать наше отставание. Мы здесь не сможем конкурировать со странами Юго-Восточной Азии. Более того, в последнее время можно увидеть, что известные крупные национальные компании, у которых заканчиваются сроки лицензий, понимая, что придется конкурировать самим с собой, свои производства начинают размещать в Индии и Юго-Восточной Азии. Потому что только в этом случае их продукт сможет конкурировать со своими клонами.

- Есть ли в концепции организационные принципы, которые ускорили бы формирование фармацевтических компаний национального масштаба и уменьшили бы затраты на их создание?

- Мне очень интересен тезис о создании интегрированных структур разработчиков и производителей. Его можно так развить, что это достаточно хорошо укладывается в идею формирования кластера, работу по созданию которого и ведет в Новосибирске ООО "Саентифик Фьючер Менеджмент".

- Слово «кластер» стало часто использоваться, много говорится об эффекте синергии, но что это такое в инструментальном смысле? Какова структура новосибирского фармкластера?

- В кластере под одной «крышей» собираются, создаются бизнес-структуры, однонаправленные в своем роде деятельности, и компании, специализирующиеся на оказании сервисных функций для таких структур. В нашем случае на одной территории будут добровольно собираться все, кто необходим для разработки и производства новых лекарственных препаратов.

- Как это работает?

- Прямая территориальная близость компаний, их концентрация влечет за собой возникновение кооперативных связей между ними, то есть возможность совместной работы на ряде этапов. Это приводит к уменьшению как затрат, так и времени для получения конечного продукта, включая разработку и производство. Обычно территориально компании сильно разделены. Мы же при формировании кластера намерены создать ситуацию, которая позволит максимально усилить возможности сотрудничества компаний.

- А можно пояснить?

- Существует масса дорогого лабораторного высокопроизводительного оборудования. В рамках небольшой компании иметь это оборудование практически бессмысленно. Оно себя никогда не окупит. И для крупной фирмы это часто бывает накладно. Нужен большой хороший поток исследований. А в нашей схеме серьезная постоянная загрузка оборудования позволит и привлекать хороших сторонних специалистов, и обучать своих. Если разные компании, сконцентрированные в кластере, будут работать с таким центром, затраты будут снижены для всех участников кооперации.

При большом числе компаний может быть создан высокий уровень концентрации специальных сервисных услуг. Например, сейчас есть проблемы с регистрацией процессов, субстанций, лекарственных форм, а также с оформлением прав на интеллектуальную собственность. Это вызывает затруднения как у самих разработчиков, так и у регистрирующих организаций. В рамках кластера все эти вопросы будут сведены в единое русло. В конечном счете все это приведет как к повышению качества соответствующих процессов, так и к снижению конкретных издержек у каждого участника такой интегрированной структуры.

В этот список, мы уверены, должны быть включены специализированные агенты по организации клинических испытаний, а также общая юридическая компания, которая будет сопровождать рыночные взаимоотношения с внешним миром. Серьезная загрузка заказами этих фирм позволяет привлекать для работы серьезных специалистов, а также стимулирует рост профессионализма всех сотрудников сервисной компании. Постоянный же регулярный объем заказов позволит наработать устойчивые связи с внешними контрагентами. Кстати, сейчас мы вынуждены в одиночку содержать высококвалифицированную юридическую службу. В дальнейшем эти затраты могли бы быть разнесены.

Важным в этой интегрированной структуре станет использование, скажем так, «принципа базара» – открытой профильной торговой площадки. Сюда смогут приходить те, кому нужно решение конкретных задач в нашей области специализации. Причем как продавцы, так и покупатели. Концентрация специалистов и опыта в одном месте позволит эффективнее определиться с решением требуемых задач.

Создание кластера и явно, и неявно облегчает решение маркетинговых проблем. Крупной структуре гораздо легче и быстрее можно сформировать бренд – нематериальную компоненту доверия со стороны рынка. Сейчас об этом можно только мечтать, на этом пути нет для нас принципиально непонятных вопросов.

- Кандидатуры уже есть?

- В общем случае можно сформулировать так, что у сотрудников Сибирского отделения РАН наработано очень много частных результатов - у одного есть патент на одно лекарство, у другого есть технология или что-то еще. А что с этим делать, какая цепочка дополнительных работ здесь нужна, какие нужны специалисты, какие знания – они не представляют. Так, у нас были контакты с разработчиками, которые были свято уверены, что провели клинические испытания. Но эти результаты с формальной точки зрения ни одна регистрирующая структура никогда не примет.

Естественно, все эти люди хотят материализации своих идей, но им, не бросая науку, самостоятельно «на коленке» сделать что-то очень сложно. У них может быть прекрасная научная идея, работает лабораторная технология, но что с этим делать дальше - не понятно. Отсутствие финансов, опыта специфического менеджмента и маркетинга будет «давить идею в ноль». В рамках же кластера (а в нем присутствует полная цепочка сервисных бизнесов) такого рода стартапы, безусловно, после рыночного анализа могли бы поддерживаться.

Кстати при этом существенно снижаются риски, что деньги будут потрачены не по назначению. Кроме того, все результаты по всей цепочке с самого начала имеют качественное юридическое сопровождение. А так как кластер ориентирован на разработку, производство и продажи, то понятно, для чего все это делается. Также стоит подчеркнуть: сама декларируемая технологическая бизнес-цепочка позволяет гарантировать разработчикам учет их интереса.

Такая прозрачность организации работы кластера, его внутренних и внешних взаимоотношений привлекает и городские, и областные власти, а также администрацию президента РФ в Сибирском федеральном округе.

- Но все же этого, наверное, недостаточно?

- Возможно, в нашем случае самым необходимым, базовым элементом для построения в Новосибирской области фармкластера стало наличие якорной компании, которая взяла на себя и пока несет основные, в частности, инвестиционные риски. В создании этой компании и ее работе участвует ваш покорный слуга. В настоящее время якорные предприятия новосибирского кластера уже имеют достаточно конкурентоспособную продукцию, что позволило найти способ привлечения ресурсов. Так, именно частные инвестиции под этот проект уже существуют для начала работы в достаточном объеме.

Конечно, все вышесказанное не должно создавать иллюзий, что здесь решены все вопросы. Подводные камни наверняка останутся. При реализации идеи кластера будут проблемы, и серьезные. Хорошо бы учиться на ошибках других, но таких примеров просто нет пока, учимся на своих, однако таких сложностей уже не будет у приходящих в кластер проектов.

- Какие сейчас делаются шаги по формированию фармкластера?

- Разрешающие документы на наш стартовый препарат – тромбовазим – в значительной степени готовы. Поэтому мы создаем производственные мощности для его выпуска в объемах, востребованных рынком. Еще раз нужно отметить, что благодаря именно российским технологиям, с которыми мы работаем, есть пути создания совершенно уникальных препаратов. Уже сейчас якорная компания готова, опираясь на собственные результаты, сформировать значительный объем разработок препаратов. Причем с интересной коммерческой перспективой, что в последнее время для России достаточно уникально.

Кстати, как экономист я вижу здесь возможность формирования новой отрасли, с очень интересными будущими результатами для страны. В рамках обеспечения лекарственной безопасности государства будет создана инновационная (другой за границей не примут) экспортно-ориентированная отрасль. В этом процессе идея кластера является системообразующей.

- В такой задаче государственной важности и само государство что-то должно на себя брать?

- Да, конечно. Навскидку и не в порядке важности – для нашей компании была бы очень интересна поддержка клинических испытаний в России, а еще больше за рубежом. Но господдержка в первую очередь необходима в инфраструктурных вещах. Например, в снижении транзакционных издержек, а также определенных рисков.

За рубежом у власти есть разные подходы к разработчикам новых препаратов. По нашим оценкам, тот же тромбовазим мог бы в Западной Европе претендовать на льготы - безумные с российской точки зрения. Не только в вопросах освобождения от налогов, но в части выделения специальных субсидий в силу значимости препарата. У нас эти механизмы пока (и, наверное, понятно почему) не созданы. Некуда было вкладывать. Они вряд ли могут появиться за год, но европейская практика требует безусловного осмысления.

Весьма и весьма важна поддержка государством отечественных разработчиков при выводе их препаратов на международные рынки. Здесь надо в первую очередь понимать, что в случае успеха страна получит серьезный денежный поток валюты. А это решение многократно обсуждаемой проблемы диверсификации экспорта. Такое направление государство, безусловно, должно и даже обязано поддерживать. Другое дело, что сейчас не так много национальных препаратов, готовых серьезно конкурировать на мировых рынках.

В частности, и мы столкнулись с проблемой вывода тромбовазима в Европу. У руководства компании есть стопроцентная уверенность востребованности там этого препарата. Задачей продвижения мы уже специально занимаемся. Помощь государства в ее решении была бы для нас очень полезна. При успешном выходе российского препарата на международный рынок государство получит не только дополнительные налоги и пошлины, но и репутационные преференции. При этом будут созданы высокотехнологичные рабочие места для производства товаров с высокой добавленной стоимостью. Таким образом, финансовая поддержка государства не является благотворительностью. Деньги со временем с лихвой вернутся в бюджет, правда, опосредованно.

- Какие подводные камни возможны в случае господдержки?

- Традиционно российские. Очень хотелось избежать слишком сильного личностно ориентированного лоббирования. Достаточно часто подобные документы готовятся под определенные группы. Либо под отдельных производителей, либо под разработчиков или отдельных лиц. Здесь желателен документ, который был бы максимально объективен с точки зрения возлагаемых на него задач.

- Какова сейчас ситуация с тромбовазимом?

- Напомню, что основная причина подавляющего большинства болезней, связанных с нарушениями сердечно-сосудистой деятельности, - тромбы. В этом направлении серьезных подвижек в принципе не наблюдалось, кроме так называемой поддерживающей терапии. Поэтому препарат, разработанный в Новосибирске, можно сказать, делает кардинальный рывок в этой области. Это подтверждают результаты проведенных клинических испытаний. На фоне других лекарств именно его перспектива достаточно обнадеживающая.

Пока объем производства тромбовазима крайне незначителен. На этих площадях предусматривался выпуск другой продукции. У нас есть узкие места, но важно, что практически не надо будет менять количество персонала, чтобы увеличить производство в сто раз. Просто нужны другие площади.

Кстати, при масштабировании производства интеллектоемких продуктов собственно производственные затраты растут совсем иначе, чем в простых продуктах. Здесь можно существенно увеличить производство и не допустить роста затрат. Инвестиционная составляющая, конечно, вырастет, но в совокупности это может привести к снижению цены для потребителей.

Сейчас тромбовазим уже официально поступает в аптеки. Разрешение на его выпуск для реализации было получено 16 мая. Ежедневно мы можем произвести около 180 курсов. Каждая партия в течение 10 дней проходит обязательные спецтесты. Проблему увеличения объемов выпуска этого препарата можно решить только расширением производственных площадей. Они активно строятся, закупается оборудование.

- Почему у продукта, ориентированного на массовый спрос, оказались такие небольшие объемы производства?

- Первоначально предполагалось, что производство тромбовазма начнется с внутривенной формы, планировались площади, закупалось оборудование. Но получилось так, что проведение клинических испытаний несколько затянулось, и пока сложно говорить о завершении этого этапа.

А таблеточное производство на том этапе проектировалось как опытное - с небольшим объемом выпуска. Пероральная форма получила регистрацию гораздо раньше, чем мы ожидали, а внутривенная форма, наоборот, задержалась. Последняя применяется при более тяжелых патологиях, когда у человека стоит вопрос между жизнью и смертью. Поэтому и испытания здесь существенно жестче. Если препарат в таблеточной форме можно использовать для профилактики, то внутривенная форма используется целевым образом в экстренных случаях. И по требованию, в том числе контролирующих органов, были увеличены объемы экспериментов.

Понятно, что расширение производства возможно только за счет строительства дополнительных модулей. Это будет на территории, которую мы планируем для фармкластера. Мы пока говорим, что наши объемы составят не менее 2 млн курсов в год, но реально заложились, с учетом будущих экспортных поставок, где-то на 6-7 млн курсов.

Самая оптимистичная оценка по получению разрешительных документов на европейский рынок - не ранее примерно трех лет, это то, что мы сами сможем сделать. Существенного ускорения здесь не достичь.

- Какое многоточие сейчас можно поставить? Каковы в данный момент перспективы проекта создания фармкластера?

– В начале июня между мэрией Новосибирска и ООО «Саентифик Фьючер Менеджмент», в которое входит ЗАО «Сибирский центр фармакологии и биотехнологии», подписано соглашение о поддержке создания научно-производственного и образовательного биотехнологического кластера «Фармгород».

Со своей стороны городские власти (это обещал мэр Владимир Городецкий) занимаются не только земельным вопросом, но и предоставляют технические условия подключения строящихся объектов к сетям инженерно-технического обеспечения, а также будут оказывать необходимую консультационную, юридическую и информационную поддержку при прохождении всех формальных процедур в своей компетенции.

Участок для «Фармгорода» расположен в зоне новосибирского Академгородка. До конца 2008 года планируется решение всех формальных вопросов, связанных с выделением и оформлением земельных участков. Первый транш инвестиций в размере 400 млн рублей планируется к началу освоения уже в конце года.Всего же объем инвестиций, который собираемся привлечь в ближайшие несколько лет, предполагает в разных вариантах суммы от 1 млрд до 3 млрд рублей. В результате будут построены несколько производственных модулей, каждый не менее 4 тыс. кв. метров, а общий объем предполагаемых площадей – десятки тысяч квадратных метров.







О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

  Последнее обновление 05.04.2013

Copyright © "Новости фармацевтики", 2001-2019. Все права защищены.