Оборотни в белых халатах: о коррупции в медицине
О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

Добро пожаловать!

О предприятии

Новости

Продукция

Прайс-лист

Контакты

Оборотни в белых халатах: о коррупции в медицине

Медики уже не принимают благодарность - просто занимаются вымогательством.

Данные социологов о черных доходах в медицине говорят, что размер теневых выплат населения врачам в России оценивается в 600 млн. долларов в год. Врачи стоят на первом месте среди всех специальностей, кто берет взятки, намного опережая работников ДПС и системы образования. По данным опросов Независимого института социальной политики, хирурги, владеющие уникальными технологиями и не имеющие конкурентов, получают неформальным путем доходы, которые в 5-10 и более раз превосходят их официальную зарплату.

В Кодексе врачебной этики РФ четко прописано, что “мотивы материальной личной выгоды не должны оказывать влияния на принятие врачом профессионального решения”, но в другом документе, Этическом кодексе российского врача, сказано, что “врач вправе принять благодарность от пациента и его близких”. В каком еще кодексе какой еще профессии написано о праве принять благодарность? Да, пожалуй, ни в каком.

Например, в профессиональном Кодексе российского журналиста прописано прямо противоположное. Неприличным считается получать неофициальную благодарность также нотариусам и аудиторам, бухгалтерам и социологам. А врачам - можно. Почему? Да, врачам платят мало. Но за работу в других профессиях тоже платят мало, 13% населения страны живет меньше чем на 5 тысяч рублей в месяц. Почему же российские врачи считают, что все остальные им должны? Почему это стало нормой?

Лучше всего ситуацию иллюстрирует анекдот: “Здравствуйте, бесплатный доктор!” - “Здравствуйте, безнадежный больной!”. Но безнадежный больной может стать перспективным, если врач будет в нем заинтересован. Причем нормой у нас стала уже не благодарность, а настоящее вымогательство со стороны врачей и медсестер.

Вот рассказ медсестры М. из отделения реанимации одного из федеральных НИИ, специализирующегося на болезнях брюшной полости: “Пациент уже лежит на столе, весь на нерве, не знает, что его ждет, в этот момент к нему подходит анестезиолог и тихо спрашивает: “Вы какой хотите наркоз - чтобы ничего не чувствовать и спокойно спать или ощущать, что с вами будут делать?” - “Конечно, спокойно спать, доктор”. - “Тогда это будет стоить 10 тысяч рублей”. - “Конечно, доктор, я заплачу”. - “Так я зайду к вам после операции в палату”.

Не правда ли, хороший момент выбран человеком в белом халате? Любой, даже самый бедный, найдет эти 10 тысяч. Таких операций в день у анестезиолога может быть и две, и три, и четыре. В Клятве российского врача сказано, что “здоровье моего пациента всегда будет для меня высшей наградой”. Но что теперь профессиональная клятва по сравнению с деньгами?! Просто слова. Алчность доходит до абсурда. Медсестра в этом же институте определяет стоимость укола в зависимости от цены вводимого лекарства. Можно подумать, в момент укола дорогим препаратом она прикручивает себе другие, более профессиональные руки...

Больная С. получила квоту на проведение бесплатной кардиологической операции. За 10 часов до операции к ней в палату заходит врач, и происходит следующий диалог:

- Звоните мужу, пусть приносит 250 тысяч.

- За что, у меня же квота?

- Вы же хотите, чтобы операция закончилась благополучно? Тогда приносите деньги.

Женщина оказалась не робкого десятка и отправила вымогателя по известному маршруту. Но все время пребывания в институте боялась за свою жизнь и просила мужа как можно быстрее забрать ее из больницы.

Кстати, о квотах. Это удивительная придумка российских чиновников. Они на год вперед планируют заболевания, и согласно этим мифическим планам регионам выделяются квоты на высокотехнологичную медпомощь. Например, Марий Эл, решают в министерстве, дадим 1500 терапевтических квот, а хирургических - 0. А Чукотскому округу, скажем, наоборот. И что тогда делать? Всех больных из Марий Эл лечить терапевтически, а с Чукотки всех оперировать?

“Все эти квоты введены вразрез с Конституцией РФ, законом “О здравоохранении”, в котором написано, что пациент имеет право на выбор больницы и врача”, - говорит Сергей Семыкин, зав. отделением медицинской генетики РДКБ МЗ РФ. Кроме того, квоты не покрывают всех расходов. Например, онкобольным обычно назначают 5-6 курсов химиотерапии. На каждый курс государство дает всего 100 тысяч рублей, реальная же цена процедуры в несколько раз выше. Значит, пациент должен доплачивать из своего кармана. А если в кармане дыра и нет сил работать? Причем чаще всего государство дает деньги только на три курса. Дальше больного ставят в “Лист ожидания”. Но рак в очереди не стоит. Ему Минздравсоцразвития - не указ. И человек умирает.

В “Листах ожидания” на высокотехнологичную медпомощь по разным заболеваниям стоят сейчас более 40 тысяч граждан России.

Перед любым мало-мальски серьезным вмешательством в организм с больного требуют подписать “Добровольное информированное согласие пациента”. Единого стандарта этого листка нет, но в нем непременно найдется строчка: “Я доверяю лечащему врачу и помогающему ему медицинскому персоналу принимать решения, основанные на их профессиональных знаниях, опыте и практических навыках”. А как проверить их профессионализм? В ходе опроса Фонда “Общественное мнение” 45% респондентов уровень врачей назвали низким.

Всего один пример. Самая распространенная гинекологическая операция в России - ампутация матки. Каждая пятая женщина после 50 у нас не имеет матки. По данным материалов 4-го съезда акушеров-гинекологов, 79,2% женщин, которым ее удалили, оценили качество своей жизни как низкое. Но о качестве жизни пациента наши врачи чаще всего не думают. “Мы сохранили вам жизнь”, - вот их ответ. А то, что можно было сохранить орган, и качество жизни было бы иным, даже в расчет не берется.

...Город Москва. Один из ведущих медицинских вузов страны. Кафедра акушерства и гинекологии. Прием ведет профессор доктор медицинских наук К. Первый или в крайнем случае второй вопрос, который она задает пришедшим к ней на консультацию женщинам, звучит так: “Зачем вам матка?”. Прямо как в известном фильме: “Зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен”.

Почти всем пациенткам, а сюда приезжают женщины со всей страны, веря и надеясь, что уж здесь-то - самые передовые специалисты и технологии, профессор К. настоятельно рекомендует, вне зависимости от возраста и наличия детей, ампутацию матки и с ходу называет цену - 60 тыс. руб. За консультацию дама берет в карман 1000 руб., при этом для осмотра не предусмотрены даже одноразовые пеленки, вместо пеленки предлагается положить под попу использованный лист бумаги формата А-4.

Изучать и осваивать новые методики, по мнению таких докторов, - пустое дело, трата времени, хотя и в Присяге советского врача, и в Клятве российского врача сказано: “Клянусь постоянно совершенствовать мои медицинские познания и врачебное мастерство”. Но ведь это только слова, за их неисполнение не последует наказания. И так и едут со всей страны пациенты, а им вешают на уши коммерчески выгодную лапшу о том, что другого способа излечения нет, и они верят докторам. Они же врачи, они же клятву давали.
Великий советский хирург Николай Амосов говорил, что нужно “относиться к больному так, словно это твой родственник”. А его английский коллега, знаменитый медицинский исследователь Том Чалмерс, в недавнем своем докладе написал: “Врачи гораздо более внимательно относились бы к своим пациентам, если бы умирали вместе с ними”.

Безусловно, есть в нашей стране врачи, которые никогда не будут заниматься вымогательством, какой бы низкой ни была их зарплата. Просто потому, что они уважают себя и свою профессию. Но много ли вы в последние годы таких встречали? Медицинские работники - это срез общества, в котором цинизм стал практически национальной идеей. Государство цинично относится к простым гражданам. Граждане цинично относятся друг к другу. А в результате имеем то, что имеем.






О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

  Последнее обновление 05.04.2013

Copyright © "Новости фармацевтики", 2001-2019. Все права защищены.