Какие сюрпризы погоды ещё ждут нас в августе?
О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

Добро пожаловать!

О предприятии

Новости

Продукция

Прайс-лист

Контакты

Какие сюрпризы погоды ещё ждут нас в августе?

Алексей Ляхов, генеральный директор Гидрометеобюро Москвы и Московской области, оценивая прогнозы, выпущенные ведущими мировыми метеоцентрами, считает, что жара в Московском регионе не спадет еще минимум неделю.

Страсти у термометра

Российская газета: Свыше десяти температурных рекордов за лето только в столице. Алексей Алексеевич, что происходит? И почему?!

Алексей Ляхов: В принципе, я считаю, это свидетельство глобального потепления. Конечно, у теории глобального потепления есть и противники, но большинство ученых все-таки склоняется к тому, что потепление идет. В этом смысле июль 2010 года тому подтверждение: 10 дней сплошных температурных рекордов. Я что-то не припомню ничего подобного. А потом уже и в августе начали биться рекорды.

РГ: По прогнозам, в ближайшие дни будет за 40, так?

Ляхов: Наши модели и расчеты показывают, что может быть и 40, и за 40. Лично я это не исключаю. Хотя мы стараемся быть очень осторожными в прогнозах. Нас, думаю, можно понять: не было 40-градусных температур в Москве за 130 лет наблюдения. Абсолютный рекорд до этого года составлял 36,8 градуса.

РГ: Некоторые ученые говорят - слишком много промышленности, вредных выбросов. Интересно: а вы, профессиональные метеорологи, что об этом думаете?

Ляхов: Антропогенное влияние - заводы, автомобили - объективно способствует тому, что атмосфера загрязняется и потому сильнее разогревается. Научные споры идут о проценте влияния человека на среду обитания. Одни утверждают, что влияние очень огромное. Другие говорят: нет, влияние не настолько значительное, куда больше влияют космические факторы.

РГ: А космос тут при чем?

Ляхов: Меняется активность Солнца, Земля пападает в облака космической пыли. Мое личное мнение: без глобальных космических процессов дело не обходится. Но и вклад человека существенный. Поэтому нужно принимать меры, которые в наших силах: бороться за экологию, за освобождение атмосферы от всякой грязи. Ждать и уповать на что-то не стоит.

РГ: Минприроды предложило предприятиям Московского региона снизить выбросы на 15-20 процентов. А департамент транспорта просит меньше ездить на личных авто. Это может "сработать"?

Ляхов: Мало предложить сократить выбросы - надо еще, чтобы к таким инициативам прислушались. Но эти меры вполне разумные. Это, собственно, как раз и есть та реакция, о которой мы говорим. Транспорт и предприятия загрязняют атмосферу, а более грязная атмосфера сильнее разогревается Солнцем. Логично, что надо уменьшать выбросы.

РГ: Страшная жара обернется столь же страшными грозами и ураганами? Это фатальная неотвратимость, или, что называется, возможны варианты?

Ляхов: 50 на 50. Никакой фатальной неизбежности ливней и ураганов нет. В моей профессиональной практике были примеры, когда жара сходила на умеренную погоду без резких перепадов и без экстремальных погодных явлений.

Но их риск есть, и в случае значительного похолодания вероятность сильных дождей велика.

По колено в асфальте

РГ: Асфальт на некоторых шоссе не выдержал жары: размяк, образовалась колея. Дорожники исходили из того, что в регионе больше 40 градусов не бывает. На будущее вы посоветуете готовиться к новым температурным испытаниям? Или надо просто пережить это лето и забыть о нем еще лет на 50?

Ляхов: Неправильная позиция: пережить и забыть. Правильно: пережить и приобрести опыт.

Я понимаю дорожников: образно говоря, если раз в сто лет бывает температура в 35 градусов, а дорога рассчитана на 10 лет эксплуатации, то и не стоит строить по экстремальному температурному варианту. Оговорюсь: я не дорожник, а метеоролог, поэтому мое мнение в этом плане нельзя назвать профессиональным. Но считаю, что при строительстве дорог, мостов и зданий надо учитывать, что температурные аномалии бывают.

РГ: Типичная ситуация: ваша метеостанция фиксирует рекорд: 37 градусов. В то же время в городе кое-где и за 40-50 в тени. Почему "эталонные" градусы так отличаются от реальных?

Ляхов: Это не эталонные градусы, а эталонные методы измерения. Измерения проводятся на расстоянии 2 метров от земли в тени, причем эта тень создается специальной метеобудкой. Это, образно говоря, ящик с щелями, свободно пропускающий атмосферный воздух, но форма щелей такова, что скорость ветра внутри ящика не превышает 2 м/с. Плюс травяное покрытие и т.д.

А если мы просто измерим температуру в городе, скажем, у разогретой на солнце стене дома или над раскаленным асфальтом - то да, температуры будут иными. Важен даже цвет асфальта. И вообще измерение температуры - это своего рода особое искусство.

Персональное облако

РГ: Сейчас один известный российский предприниматель совместно с эмиратскими шейхами разрабатывает проект создания искусственных облаков над курортами. А Москву таким "зонтиком" прикрыть от солнца не планируете?

Ляхов: Идея забавная с точки зрения научной возможности. Ведь что такое облака? Взвешенный в атмосфере конденсат водяного пара, видимый с поверхности Земли. То есть это мельчайшие капли воды или кристаллики льда. Если влаги в воздухе нет, то создать облако, боюсь, невозможно. Лично я не представляю, как это сделать. Поднимать воду в верхние слои атмосферы самолетом? Гипотетически реально, но это же тысячи кубометров воды! Я не знаю, сколько могут потратить на эту затею арабские шейхи, но могу точно сказать: есть способ лучше. А именно: построить каналы и по земле провести воду.

РГ: Самолет, летящий на большой высоте, оставляет инверсионный след, который также называют конденсационным, или "реактивным". При определенных атмосферных условиях этот след превращается в тонкие высотные перистые облака. И чем не "зонтик"?

Ляхов: Представьте потребный размер этого зонтика для прикрытия мегаполиса. Тысяча квадратных километров! Из-за ветров этот "зонтик" будет расползаться, его надо поддерживать. А ширина следа на высоте 10-15 км одного самолета всего сотня метров. Несерьезно! Мы даже тени от следа не заметим. Надо послать армады самолетов... Человек не настолько всесилен, чтобы запускать облака по своему желанию.

РГ: Алексей Алексеевич, вы убиваете веру в чудо. Но тогда хоть обнадежьте: когда жара спадет?

Ляхов: В ближайшие 5-6 дней не спадет. По некоторым расчетам, погода может вернуться к норме лишь к середине августа.

РГ: И последний вопрос. Можно отнестись к нему с юмором, но читатель спрашивает: военные давно разрабатывают "метеооружие", так, может быть, нынешняя жара - последствие какого-то секретного эксперимента?

Ляхов: Погода играет важную роль, соблазн ее использовать в военных целях был, есть и будет. Но применительно к нынешней жаре: провести эксперимент в масштабах планеты, думаю, никому не по силам. Во всяком случае, все процессы, которые сейчас проходят в атмосфере, согласуются с той погодой, которую мы имеем.

РГ: Ну хоть в этом плане можно спать спокойно.

Ляхов: Спокойствие - вещь важная. Но вообще-то погода всем нам стала доставлять беспокойство.

Кстати

Колодцы смерти

По оценке метеорологов, самые опасные места в городе - закрытые дворы. В непродуваемых ветрами заасфальтированных дворах-колодцах, куда попадают прямые солнечные лучи, находиться вредно для здоровья. К середине дня в таких дворах температура легко может превысить 60 градусов.






О предприятии | Новости | Продукция | Прайс-лист | Контакты

  Последнее обновление 05.04.2013

Copyright © "Новости фармацевтики", 2001-2019. Все права защищены.